Эксклюзив
Арутюнов Александр Арташевич
15 октября 2020
535

Вдова и беспомощная дочь Баталова остались без средств к существованию

dogovor_pozhiznennoj_renty-500x300

Комментарий адвоката, доктора юридических наук Александра Арутюнова

    Печальная история… Какие юридически значимые действия для нейтрализации неблагоприятных последствий должны предпринять Гитана Леонтенко с дочерью Машей? Подача ими заявления в полицию с просьбой возбудить уголовное дело в отношении Михаила Цивина и Наталии Дрожжиной есть первый и, пожалуй, правильный шаг. Если будет установлено, что доверенности были оформлены обманным образом и позволили завладеть недвижимостью потерпевших, то, похоже, речь может идти о мошенничестве в особо крупных размерах. Так, Гитана Леонтенко утверждает: «Как я подписала все доверенности, даже не скажу. Никто мне бумаги не зачитывал, а я тогда с катарактой была». Из объяснительной же Маши Баталовой в полиции следует, что «при подписании данных документов присутствовал только Цивин М.С., который и передавал их на подпись, иных лиц, в том числе нотариуса, при их подписании не было».

Особо отметим, что вся недвижимость, как мы понимаем, стала собственностью Наталии Дрожжиной по договору пожизненного содержания с иждивением. Насколько нам известно, в судебной практике еще не было случаев, когда по такому договору «уходила» не одна квартира или дом, а несколько объектов недвижимости. 

Далее, если были сняты деньги со всех счетов потерпевших, то получается, что содержание последних (к примеру, отвезти  на такси мать или дочь в больницу, купить продукты…) осуществлялось за их же счет. Это выглядит несколько странно. 

    Таким образом, Гитана Леонтенко с дочерью могут рассчитывать на возбуждение уголовного дела в отношении Наталии Дрожжиной и Михаила Цивина. Если это произойдет,  и дело закончится обвинительным приговором в отношении последних, то можно будет разрешить все вопросы. С другой стороны, «козыри» (и немалые) есть у Дрожжиной с Цивиным. Думается, они уже выложили их правоохранителям. Ведь, по словам самой Гитаны Леонтенко, «они окружили нас заботой, любезностью, … лечили мою катаракту, …делали ремонт в квартире». Кроме того, вдова Алексея Баталова говорит: «Друзья помогли сделать запросы в Росреестр, найти и связаться с нотариусом. Оказалось, все оформлено так, что Маша подписала на меня генеральную доверенность на все движимое и недвижимое, а я — договор пожизненной ренты». Значит, все оформлялось у нотариуса? В пользу наличия нотариально оформленных доверенностей свидетельствует и то, что снять деньги со счетов, вскрыть банковскую ячейку невозможно при отсутствии соответствующих полномочий.

    Теперь допустим, что в возбуждении уголовного дела будет отказано. В этом случае придется оспаривать договор пожизненного содержания с иждивением в порядке гражданского судопроизводства. При этом не подлежит никакому сомнению, что Дрожжина и Цивин будут ссылаться на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и заявлять, что проверка не выявила никаких нарушений закона при заключении и исполнении договора, поэтому он не может быть признан незаконным и расторгнут. Между тем, при существенном нарушении плательщиком ренты своих обязательств получатель ренты вправе потребовать возврата недвижимого имущества, переданного в обеспечение пожизненного содержания, а плательщик ренты не вправе требовать компенсацию расходов, понесенных в связи с содержанием получателя ренты. При этом надо иметь  в виду, что обязанность доказывания существенного нарушения закона в данном случае будет лежать на Гитане Леонтенко.

    И последнее. Не совсем понятно, стала ли Дрожжина опекуном Маши Баталовой, но опека устанавливается над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства (о физических недостатках в законе речь не идет). Следовательно, должно существовать вступившее в законную силу решение суда о признании Баталовой Маши недееспособной вследствие психического расстройства. Если даже такое решение существует, то в случае ненадлежащего выполнения опекуном лежащих на нем обязанностей (например, использования опеки в корыстных целях) орган опеки и попечительства может отстранить опекуна от исполнения этих обязанностей. Орган опеки и попечительства вправе также обратиться в суд с заявлением о признании Баталовой Маши дееспособной, что автоматически повлечет прекращение над ней опеки.

    В общем, Гитане Леонтенко и ее дочери Маше предстоят долгие судебные тяжбы. Остается надеяться, что они выдержат и добьются положительных результатов. 

 

А. Арутюнов, адвокат, доктор юридических наук (журнал "Жилищное право" № 10/2020 (с. 97-99.)  

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован